Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Письмо ректору Санкт-Петербургского Университета Экономики и Финансов

Существует миф о «высочайшем качестве» советско-россиянского образования. Миф очень устойчивый. Народ в него свято верит. Люди не в состоянии увязать это «качество» с результатами хозяйственной деятельности на его основе, а он развеивается одним трезвым взглядом на «продукты» этого «образования»: дороги, по которым нельзя ездить, дома в которых нельзя жить, продукты которые нельзя есть, больницы в которых нельзя лечиться – все это устроили люди, получившие «образование» в СССР или в россиянской федерации. (текст автора).

Какое-то время назад, в сети появилось письмо ректору Санкт-Петербургского Университета Экономики и Финансов некоей Екатерины Давыдовой , в котором гражданка глазами выпускника объясняет ему про «образование». Санкт-Петербургский Университет Экономики и Финансов считается одним из лучших в стране и если там обстоят дела как написано в письме то можно представить что твориться в ВУЗах, которые не лучшие. С акаунтом ЖЖ, где письмо было опубликовано случились странные вещи, его там уже нет.

Письмо ректору Санкт-Петербургского Университета Экономики и Финансов.

Здравствуйте, Ректор Санкт-Петербургского Университета Экономики и Финансов - одного из лучший экономических вузов страны,в который мечтают поступить тысячи школьников из провинции и петербурга. Я закончила ваше замечательное заведение 1 год назад.


Collapse )
Вуз ваш отстой, лучше сразу ребенка дворником отправить работать, чем 5 лет по 200 тыс в год платить за обучение.
Чем продолжать так учить детей, лучше закройтесь вообще и устройте в здании музей, исторический объект как-никак, бывшее здание ассигнационного банка России.
С уважением, Давыдова Е.А от себя добавлю , что мне пригодились знания по колористике, композиции. Частично конструкции, которые давали частично кое-как. Все остальное - пустое времяпровождение. Ах да, архитектурное проектирование в вузе не имеет ничего общего с настоящим. Точно в такие же ситуации попадала и я на работах, когда мне вдруг говорили , накидай ведомость перемычек, ступор! Я уже молчу про всякие противопожарные и не только ДБН, на которые только издалека намекали в институте.  Также первое время загадкой было даже заполнение штампа и расстановка размеров. Кстати некоторые  из "великих архитекторов" до сих пор чураются этого всего. Главное запудрить мозги заказчику и произвести должное впечатление - ну очень творческого человека.

Как собрать одноклассников

Если на празднование 25-летия окончания школы вы решили собрать одноклассников, вам нет необходимости разыскивать их всех. Найдите одного - последнего двоечника и хулигана, а он по своим депутатским каналам найдёт всех остальных.

Как женщины перестают быть феями

Монолог мужчины:
У меня жена лежит в больнице. Так вот. После работы заехал в магазин. Купил еды, быстро домой. Убрал за котом. Встретил ребенка со школы. Помог сделать уроки. Приготовил ужин, накормил всех. Пробежался с пылесосом, помыл посуду. Уложил мелочь спать. Накормил кота. Зарядил стирку. Занялся уборкой. Ни телек, ни комп даже не включал.
Collapse )

Привилегии и стыд. Как это было в совдепии

 "" А наследственность? — спросил Сережа. — Ведь какой-нибудь сопливый мальчишка, предположим я, может быть бездарным обормотом, но если его отцом будет гений в своей области, то этот бездарный обормот с детства станет пользоваться множеством привилегий.

— Значит, надо иметь достоинство этими привилегиями не пользоваться, — отрезал отец. — Надо самому выковывать свою жизнь, а не при папенькино-маменькиной помощи…

— Скажи, папа, — спросил Сережа тихо, но твердо, — ты говорил, что перед войной увидел ананас на витрине и купил его. Сейчас на витринах магазинов почти не бывает ананасов, а в доме у нас они появляются очень часто. Мясо в магазинах мороженое, а у нас парное. Семги, балыка, икры в магазинах нет, а у нас это всегда на столе. Зачем вы, презирая блат, все-таки прибегаете к нему?  ""  

  и далее что это напоминает))

В английской школе, где учился Сережа, образовался некий «клан», державшийся с подчеркнутой обособленностью: дети крупных ученых, а также дети других «сильных мира сего» — заместителя директора уже упоминавшегося ресторана «Восточный», товароведа комиссионного магазина, главного инженера станции техобслуживания автомобилей, заведующего гастрономом. Нередко некоторых школьников привозили к началу уроков на казенных машинах, и, бывало, пожилой шофер бежал за каким-нибудь пятнадцатилетним мальчишкой, крича: «Игорь Игнатьевич, вы портфельчик забыли!» Сережа ездил в школу только на троллейбусе, но в этот «клан» был принят, потому что у его отца все-таки была служебная машина и «сын академика Лачугина» — это «звучало». Кривцов — это не звучало, и поэтому Костя не был принят в «клан». Кроме того, Сережа лучше всех в школе знал английский, а у этого «клана» был непреложный закон: говорить по-английски друг с другом не только в школе, но и за ее пределами. Все они ходили только в джинсах «Левис», не опускаясь до польских или югославских, носили часы фирмы «Сейко», «Ролекс» или «Омега», стриглись в салоне модных причесок у одного и того же парикмахера — армянского репатрианта из Ирана Жоржа, все курили «Кент» или «Мальборо», и у всех были стереомаги. Руководил «кланом» тот самый Игорь Игнатьевич — Игорь Селезнев, юноша с красивым, чуть жестоким лицом, любивший во время разговора глядеть на собеседника в упор, так что становилось не по себе. Игорь совсем не похож был на своего отца — директора одного из крупных ленинградских заводов, иногда появлявшегося в школе, пожилого, замотанного человека с простым русским лицом, растерянным от сложностей производственных и семейных. Ему совсем не шли ни массивные золотые запонки, ни клетчатые твидовые пиджаки с разрезом, в которые его обряжала жена. 

 Игорь снисходительно шутил над своим отцом, разумеется по-английски: «Well, what can you do with him! He's such an incorrigible old square! He spent all his youth in a sort of «bosovatii» style. My mother's trying to teach him another style you call «bossovatii» but she's not getting very far». [1]

Евтушенко "Ягодные места"